Архитектурный фестиваль Золотое сечение 2021
14.04.2021

Никита Асадов о редевелопменте промзон, инновационных школах и этичной архитектуре


Накануне «Золотого сечения» куратор фестиваля Никита Асадов рассказал Posta-Magazine о задачах архитектурного сообщества и способах повышения качества окружающей среды.

main_zolotoe-sechenie-2021_posta-magazine.jpg

— Можете ли вы назвать примеры городов, где архитектурные решения смогли разрешить какие-то социокультурные проблемы? Например, как Копенгаген, где неблагополучные районы Нордхавн в бывшем индустриальном порту и Эрестад удалось превратить в успешные и привлекательные и для жителей, и для туристов.

— Редевелопмент территорий — вообще естественный процесс развития городов, особенно если мы говорим о процессах трансформации, происходящих сегодня в крупных мегаполисах с постиндустриальным укладом экономики. Это и ставшие классикой примеры западной Европы, и Детройт, и такие динамичные примеры, как Шэньчжень в Китае, где сейчас в креативные кластеры превращаются фабрики, построенные всего-то 30-40 лет назад. В Москве эти процессы тоже происходят, причем не менее масштабно и динамично, чем в других мировых мегаполисах. Как пример можно привести редевелопмент огромных промышленных территорий «ржавого пояса» (благодаря запуску пассажирских перевозок на МЦК) или беспрецедентный по масштабу проект редевелопмента на территории ЗИЛ.

— Расскажите о самых интересных актуальных проектах столичных зодчих?

— «Зиларт» в этом плане может стать достаточно интересным примером, так как помимо застройки здесь много внимания уделяется общественным пространствам. Уже реализованы участки новой набережной Москва-реки, парк Тюфелева роща. С точки зрения новой архитектуры на месте бывших промышленных территорий также стоит обратить внимание на жилой комплекс «Садовые кварталы», с точки зрения редевелопмента с сохранением промышленной застройки интересны заводы «Арма», Artplay, «Винзавод», «Флакон», Трехгорная мануфактура. Достаточно интересным, хотя и спорным, обещает стать проект реконструкции Бадаевского завода.

— Какие актуальные тенденции развития архитектуры и градостроительства вы бы выделили сегодня, и чем они обусловлены?

— Сейчас можно говорить о некотором «успокоении» и рационализме в архитектуре. По сравнению с буйством форм и красок 90-х и «звездной» авторской архитектурой нулевых, сейчас фокус внимания смещается на качество и детали.

— Деловую программу фестиваля откроет экспертная дискуссия «Комплексный подход к развитию территорий»: можете ли вы выделить ключевые факторы формирования комфортной городской среды сегодня?

— Комфортная городская среда — это комплексный показатель, где качество благоустройства и архитектуры настолько же важный компонент, как и инженерная инфраструктура, экономика, социокультурное наполнение, наличие и доступность разнообразных сервисов, экологическое и психоэмоциональное благополучие. По идее, комплексный подход к планированию и реконструкции сложившейся городской ткани призван максимально сбалансированно и аккуратно внедрять преобразования, рассматривать любые изменения сразу в комплексе всех возможных последствий.
   
— Еще одна тема деловой программы — «ДК как площадки для развития креативной экономики». Советскую культуру ДК мы утратили, новой системы, с точки зрения обывателя, не создано. Какое будущее, на ваш взгляд, у культуры досуговых центров?

— Речь о том, что на сегодня культура — это не только досуг трудящихся, как это было в индустриальном обществе, но также и новые формы дополнительного образования, общения, коллаборации и занятости, что является неотъемлемой частью цикла постиндустриального производства информационного общества. В этом смысле Дома культуры могут стать полноценными инновационными центрами и стартап-инкубаторами, благо их сеть существует и достаточно успешно функционирует по всей стране. Вопрос только в наполнении и разнообразии форм занятости, которые ДК могут предложить жителям сегодня.

— Насколько российское образование «заточено» под новые тенденции и запросы общества? Есть ли необходимость в реформировании творческого образования?

— В России есть где получить качественное образование в сфере креативных индустрий, и это далеко не только Москва и Санкт-Петербург. Другой вопрос в том, что сегодня трансформации происходят с такой скоростью, что любые знания устаревают менее чем за десять лет, так что образование также должно искать новые формы, двигаться от фундаментального, которое ты получаешь один раз в жизни, в сторону базового профессионального образования и дополнительных курсов повышения навыков и квалификации на протяжении всей профессиональной карьеры.

— Архитектура и образование с точки зрения создания комфортной среды для учащихся, в том числе в школах: насколько это направление у нас развивается, ориентируемся ли мы, например, на финскую модель с мобильными пространствами, умным освещением и т. д.?
 
— С одной стороны, у нас есть реализованные примеры школ, инновационных и по устройству образовательных процессов, и по архитектурно-пространственному решению здания. С другой стороны, чрезмерная жесткость и косность устаревших нормативов делает практически невозможным тиражирование успешных практик в этой сфере. Отмена существующих норм и стандартов безусловно не может стать решением этой проблемы, так как наряду с несколькими десятками замечательных школ, выполненных по лучшим мировым стандартам, мы получим и сотни зданий ужасного качества, да и просто небезопасных строений. Но вместе с тем регулярный пересмотр и модернизация нормативов, создание простых и рациональных правил, не противоречащих друг другу, учет рекомендаций специалистов в планировании образовательных пространств должны стать такой же нормальной практикой, как и своевременное внедрение любых других прогрессивных технологических и проектных решений.

— Профессиональная этика архитектора: должен ли архитектор по этическим соображениям отказываться от проектов, интересных с профессиональной точки зрения? Несет ли Заха Хадид ответственность за гибель непальских трудящихся-мигрантов на строительстве стадиона в Катаре? Этично ли строить шедевры на деньги арабских шейхов?

— Если всерьез рассуждать на эту тему, важно определиться с границами этической ответственности и теми приоритетами, которые нам нужно учитывать при работе с городом. Любая модернизация городской среды — благо, если мы смотрим с точки зрения экономических процессов жизни города, но вместе с тем и угроза, если наш приоритет — исключительно сохранение историко-культурного наследия и сложившейся среды. Точно так же любое благоустройство природной территории в городе — благо для жителей и угроза для растений и животных. Задача архитектора — взаимоувязывать интересы и способствовать сохранению их баланса, что, безусловно, очень непросто в городах, которые сами по себе являются точками пересечения множества часто взаимоисключающих интересов. Поэтому, рассуждая о деньгах арабских шейхов, важно не забывать и о том, что стоимость среднестатистического дома или квартиры — это цена операции для смертельно больного ребенка.

— Архитектор — профессия мечты?

— Мне кажется, преимущества нашей профессии чрезмерно популяризированы, при том что образ архитектора как супергероя, придумывающего уникальные здания, спасающего города и получающего при этом большие гонорары, как правило, имеет мало общего с реальностью. А вот о «темной стороне» принято говорить гораздо меньше. Поэтому, размышляя о выборе этой профессии, я бы рекомендовал в первую очередь оценить свои силы и всерьез задуматься, от чего вы готовы отказаться, если решили добиться многого на этом интересном, но весьма непростом пути.

По материалам: Posta-Magazine


← Назад к списку новостей

Архитектурный фестиваль золотое сечение 2021